Противоречивость политики «украинизации» и ее влияния на развитие украиноведения часть 1

15.02.2018    /   

Реферат
НЕ тему:
Противоречивость политики «украинизации» и ее влияния на развитие украиноведения
В условиях развития независимой Украины неуклонно растет роль украиноведения, истории его развития. Учитывая это, актуальным является осмысление уроков и противоречивого опыта внедрения украиноведения в системе образования и развертывания украиноведческих исследований в условиях большевистской политики «украинизации» 1920-х — начале 1930-х годов. В имеющихся работах [1] эта проблема еще не получила должного освещения. Их авторы в основном сосредотачиваются на формировании украинской интеллигенции, внедрении украинского языка, развития национального образования и культуры, развертывании репрессий и тому подобное. Целью предлагаемой статьи является выяснение влияния политики «украинизации» на развитие украиноведения, ее положительных и отрицательных последствий для него.
Как известно, в процессе национально-освободительной борьбы 1917—1920 годов, восстановление и развития национальной государственности в период Центральной Рады, Гетманщины и Директории украиноведение получило мощный импульс для саморазвития, но он был свернут вооруженным экспортом большевистского режима из России и насаждением его в Украину.
Вы хотите приобрести качественную мебель для квартиры? Заказывайте itis.ua мебель с доставкой в любой город Украины.
Наткнувшись на яростное сопротивление национально-демократических сил, большевики были вынуждены в спекулятивных целях прибегнуть к лозунгам национально-культурного возрождения. Маневром для своеобразного «усмирения» стало заигрывание с некоммунистическими силами украинского общества под маской защиты его национальных интересов для окончательного установления своей власти и насаждения соответствующей идеологии [2, 572]. Одним из средств реализации этой цели стал спецпроект под громким названием политики «коренизации» (или «украинизации»). Эта политика рассматривалась как составной элемент стратегии подавления украинского движения сопротивления, завоевания украинского села, советизации общества, легализации, а затем и выявления настоящих борцов за украинское дело. Несмотря на положительные моменты, которые создавали благоприятную среду для развития украиноведения, многие из интеллигентов понял довольно быстро ее реальную сущность. В обнародованном пражским журналом «Новая Украина» статьи «Модерн иезуиты» Д. Исаевич отмечал, что «украинизаторская миссия большевиков» есть не что иное, как подготовка широкомасштабного уничтожения всех проявлений украинства и заманивания из эмиграции украинском элементов при создании положительного имиджа большевистской власти в мировой общественности [3, 366]. Недаром же большинство ученых берет этот термин в «лапки».
Как справедливо подчеркнул известный украиновед Я. Калакура, политику «украинизации» стимулировала инерция, основанная украинской революцией. Ее подтолкнули ученые, анализировали причины и масштабы русификации украинском, трагические последствия валуевских и емских указов. Такая стратегия на определенном этапе импонировала большевикам и шла в унисон с их основными лозунгами в национальном вопросе [4, 260]. Но они пристально следили за тем, чтобы проведение «украинизации» не получилось из-под их контроля и не повредило их стратегическому плану интернационализации общественной жизни.
О необходимости держать проведения этой политики под контролем большевиков свидетельствовало создание специальной комиссии политбюро ЦК КП (б) У по украинизации и еженедельное обсуждение результатов ее работы. В состав комиссии входили Л. Каганович, В. Затонский, В. Чубарь, Н. Скрипник, Г. Гринько, А. Шлихтер, В. Галицкий, М. Попов, Ф. Корнюшин, А. Шумский и др. [5, л.1; арк.8]. В рамках комиссии функционировали подкомиссии: народного образования; прессы, литературы, партосвиты; партаппарата; военная; профсоюзов; кооперативная; ЛКСМУ. Главным их задачей считалась «предварительная подготовка докладов и предложений и разработка материалов для комиссии политбюро по украинизации» [5, л. 11]. Однако вскоре они были ликвидированы, а украинизация советских учреждений поручалась их руководителям [5, л. 115].
О мифичность «украинизацийних» мер можно судить по официальной информации об их выполнении по состоянию на 1 января 1926 Говорилось о недопустимости образования советскими учреждениями отдельных курсов украиноведения, недопустимости проведения любых экзаменов по знанию украиноведческой литературы кроме минимума, предусмотренного обычной политграмоту. Для партийцев высших политгруп предлагалось организовать сем
инары по украиноведения. Наркомпроса вместе с агитпропом ЦК КП (б) У поручалось составить необходимые конспекты украиноведения и принять меры по изданию соответствующих учебников [5, л. 1 н.]. Но даже такие «короткие» требования в проведении украинизации давали надежду на улучшение ситуации в сфере украиноведения, состояние которой был плачевным. В отчете о работе Всеукраинской Академии Наук за 1921 отмечалось, что секция высшего образования, которая, разрабатывая научно-теоретические вопросы реформы высшего образования на Украине, работая над внедрением дисциплин украиноведения в высших школах республики, составила соответствующие программы, но их "не повезло напечатать [6, л. 14 н.]".
Еще одним из многих нереализованных проектов стал I Всеукраинский научный конгресс, запланированный на осень 1922 Как отмечалось в протоколе экстренного заседания коллегии Наркомпроса от 18 февраля 1922, в связи с образованием научно-исследовательских кафедр и с целью устранения определенного параллелизма в научной работе, на конгресс следует пригласить членов ВУАН, научно-исследовательских кафедр, является членом центральных научных организаций, представителей специальных научных учреждений и высших учебных заведений Украины и зарубежья. Высказывалось мнение о совместной работе различных структур с целью "выявить современное состояние и потребности научной деятельности на Украине и наметить целесообразные пути и формы дальнейшего ее развития для подъема материальной и духовной культуры» [7, ​​л. 30; 34]. Был создан организационный комитет под руководством наркома образования в составе: С. Семковский, Д. Багалия, В. Тимофеева, В. Данилевский и двух представителей ВУАН. Поскольку работа конгресса планировалось провести в Харькове, в Киеве работал филиал оргкомитета (А. Лобода, М. Птуха, В. Шапошников, М. Шарлеман, А. Яната, С. Веселовский, А. Крымский, Е. Черняховский, Е. опоки, П. Тутковский, М. Сумцов) [7, л. 56]. Программа конгресса предусматривала обсуждение широкого спектра вопросов, в том числе украиноведческой направленности философии, гносеологии, методологии; филологии, этнографии, антропологии, эстетики и искусства; истории науки, экономической и социальной истории, истории культуры; социально-экономических наук; естественных, физико-математических, технологических, инженерно-строительных, сельскохозяйственных, медицинских наук, а также библиографии, библиотековедения, архивоведения, музейного дела [7, л. 36-39]. Однако и этому доброму проекту не суждено было быть осуществлено. Изначально проведение конгресса перенесли на весну 1923, а затем и вовсе отменили из-за «нехватки средств».
Не лучше оказалась судьба намеченного на апрель 1924 И Всеукраинского съезда по краеведению. В условиях начавшейся «украинизации» предполагалось выяснить потребикраезнавчих организаций и пути их удовлетворения [7, л. 93]. Вскоре, исходя из задач промышленного развития СССР и Украины, было изменено его название на Съезд по изучению производительных сил и народного хозяйства, а подготовку краеведческих вопросов поручили комиссии по краеведению при ВУАН [7, арк.165, 165В]. Лишь в некоторых выступлениях обращалось внимание на