Творчество зиновия толкачева в контексте искусства первой половины хх века

29.04.2018    /   

Творчество Зиновия Толкачева в контексте искусства первой половины ХХ века Трудно найти в украинском искусстве другого художника, в творчестве которого так последовательно и напряженно отразились бы главные события отечественной, а вместе с ней и мировой истории первой половины. ХХ в., Чем Зиновий Толкачев (1903—1977). Его рисунки и литографии, плакаты и картины зафиксировали жестокость и иллюзии революции, Первую мировую, гражданскую и Вторую мировую войны, у них нашел отражение трагический опыт советского проекта переустройства мира, жизни и человека, который создал новую, другую модель общества — то Большую утопию ХХ ст., так или иначе отразилась на судьбе нашей страны, каждого ее гражданина, определила особенности культуры. Его графические циклы 1940-х гг. Сохранили страдания и мужество человека в катаклизмах войны перечеркнула традиционные представления о гуманизме, мораль и культуру, заставила по-другому увидеть последствия цивилизации, поставившей мир перед пропастью Освенцима. Творчество С. Толкачева родилась время крупных общественных потрясений, которые художник, их непосредственный участник, изобразил страстно и честно, глядя на события не сбоку, не издали, а напрямую, без дистанции, вполне отождествляя себя со своими героями и тем единственно возможным для него способом художественного выражения, через который эти герои могли быть воспроизведены. Однако каждый выдающийся художник — всегда не только продукт, но и творец своего времени. Толкачев — не исключение.
Алевтина Черникова
Эпоха предоставила ему энергии, напряжения и силы, он же навсегда обозначил ее своими работами, где «правда факта» тесно срослась с переживаниями самого автора, где жесткая документальность неотделима от эмоциональной, духовной, мировоззренческой индивидуальности художника. О Зиновия Толкачева писать сегодня непросто, ведь главный период его творчества приходится на наиболее спорный, сложный и противоречив этап нашей истории — 1917—1950-е гг., Подлежащего в современном обществе не только тотальной переоценке, а и уничтожающей критике. С дистанции времени наглядной становится неоднозначность художественного наследия эпохи, где идеи нового революционного искусства обращались античеловечность нового эстетического канона, а правда образа вступала в противоречие с правдой жизни. В этом плане, возможно, именно советская эпоха открыла особую парадоксальность природы искусства, где художническое видение мира, как оказалось, может не совпадать с политическими убеждениями, а художник-человек, художник-гражданин и художник-живописец в лице того или иного автора могут дискутировать друг с другом, обусловливая напряженную неоднозначность его произведений и личную драму. Феномен Толкачева — тому подтверждение. Ведь вполне «советский» по своим убеждениям, он не был «соцреалистическим» за своим творчеством. Один из тех, кто творил культуру революционной эпохи, осуществлял «план монументальной пропаганды», иллюстрировал книги советских писателей, кто видел главную цель искусства в активном воздействии на зрителя на основе новой пролетарской идеологии, не только наблюдатель, но и участник (красноармеец, комсомолец, солдат) тех исторических событий, которые изображал в своих произведениях, он неожиданно показал в своих работах их другое измерение, что раскрывает эпоху в ее сложности и неоднозначности. Может, и в самом деле прав Д. Лукач, что, размышляя над сложными метаморфозами творческого сознания, отмечал, что «чем больше у писателя обманчивых иллюзий, тем правдивее он изображает действительность ...» За долгие десятилетия своего творчества С. Толкачев получил и широкое общественное признание в 1920—1930-е гг. как «один из ярких и выдающихся представителей наших пролетарских кадров», чьи работы экспонировались на многочисленных выставках в стране и за рубежом, и подлую сокрушительную критику в 1940-е по «космополитизм и буржуазный национализм», которая на годы «вычеркнула» его имя с официальной художественной сцены. Выставки его произведений и издание альбомов с его работами возобновились лишь в середине 1960-х. Часть произведений С. Толкачева (первые графические композиции, монументальные росписи 1920-х гг., Некоторые графические листы и картины 1930-х и 1940-х) погибли. Многие работы находится сейчас в музеях Польши, Германии, Израиля. Сегодня наследие художника требует нового осмысления. НЕ подвергаясь распространенную в последние годы упрощенную схему отечественного художественного процесса как борьбы между авангардом и соцреал
измом, между «чистой» и «политически ангажированным» творчеством, искусство Толкачева представляет ли не самые главные и самые драматические образы эпохи модернизма, которая как стало ясно, состояла не только из «либерального проекта современности и прогресса». Как пишет П. Козловски, "страх и ложь тоталитаризма принадлежат модерна. Поэтому необходимо не только историзация страшных страниц истории модерна, но и страшного содержания таких экстремистских его идеологий, как фашизм, национал-социализм и ленинизм. Иначе не понять, что произошло с идеологиями модерна и в чем была их общность «. Эпоха» ускоренной форсированной историчности «и» тотальной мобилизации «сделала главным своим персонажем» простого человека из народа ", которая становилась то рабочим , то воином, превращалась то в героя, то в жертву, все чаще рассматривая человека как часть массы, класса, а то и толпы, отрицая его право на индивидуальность, непохожесть. Так традиционная для отечественной культуры тема простого человека испытывала совершенно новых и неожиданных измерений, подвергая переоценке и критике ее устоявшиеся принципы. От искусства и художника требовалось очень много сил, чтобы противостоять этому, чтобы сохранить и отстоять в своем творчестве право человека на свою неповторимость, ценность каждой отдельной судьбы. Зиновий Толкачеву это удалось. В его работах живут настоящая человечность, уважение, сострадание и милосердие даже тогда, когда он говорит о человеке и жизни жесткие, правдивые, а то и страшные вещи. Но, пожалуй, именно благодаря этому произведениям художника удалось преодолеть идеологические каноны времени, сохранить честность и убедительность. «Трагический гуманизм» связывает его с большой традицией европейского искусства, представленной Грюнвальдом, Боссом, Эль Греко, Гойей, Домье — теми «фантастическими» художниками прошлого, чей истинный смысл заново открыли, поняли художники ХХ в. Произведения Толкачева тесно связаны с этой моделью мирового искусства, определилась художниками авангарда в отдельный экспрессионистический направление, постепенно переросла его пределы, не точно определила новые измерения постижения действительности в ХХ в., И сейчас не исчерпала своих возможностей, отзываясь в современном искусстве теперь уже неоекспресионистичнимы тенденциями. Творчество украинского художника З. Толкачова стоит в одном ряду с работами Э. Барлаха, Т. Стейлейна, К. Кольвиц, Ф. Мазереля, Ф. Кучки, Х. Ороско, Д. Риверы, А. Дикса, Г. Грундиг, А. Германа, чья открытость к трагическим сторонам жизни, личная сопричастность к драме народа предоставляла их искусству подчеркнутой социальности и острого критического содержания. Рассматривая творчество художника в контексте его времени, в совпадении и противостоянии с советскими эстетико-идеологическими требованиями, стоит вспомнить известные слова А. сыновней о том, что настоящее "искусство не боится ни диктатуры, ни строгости, ни репрессий , ни даже консерватизма и штампа. Когда нужно, искусство бывает узко-религиозным, тупо-государственным, безиндивидуальним и все равно большим (...). Искусство достаточно пластичное, чтобы разместиться в любом прокрустовом ложе, которое ему предлагает история ". Но можно добавить — и чтобы выскользнуть из него, показывая время другие, неудобные и нежелательные ему содержания. Творчество киевского художника Зиновия Толкачева — тому пример.