Древнерусская фреска в церкви спаса на берестове и монументальное живопись киева конца хiv — начале xii века

14.05.2018    /   

Древнерусская фреска в церкви Спаса на Берестове и монументальное живопись Киева конца ХIV — начале XII века Сейчас здание церкви Спаса на Берестове в Киеве состоит из частей, принадлежащих разным эпохам. Древнейшей ее частью являются остатки церкви времен Киевской Руси — ее бывший нартекс с боковыми помещениями часовни-крещальне с севера и лестничной башни с юга. Точное время построения этой церкви не известен. Среди исследователей ХIХ и даже начала ХХ в. распространенным было мнение о том, что каменная церковь в княжеском селе Берестове (части которой сохранились до наших дней) была построена во времена князя Владимира Святославича, то есть до 1015 Первые летописные сведения о монастыре Спаса на Берестове относятся к 1072 В 1096 князь село Берестово было сожжено половцами. В 1115, по свидетельству летописи, на Берестове уже существовал новый храм Спаса. По характеру строительной техники и архитектурных форм (той части, которая сохранилась от древнерусской эпохи) современные исследователи датируют эту церковь концом Хи — началом XII в. Впоследствии эта церковь стала усыпальницей рода мономаховичей — 1158 в ней похоронен Юрия Долгорукого, а в 1173 Глеба Юровича, поэтому при ее создании сейчас часто связывают с годами княжения в Киеве Владимира Мономаха (1113—1125 гг.). В XVII в. от Спасской церкви древнерусского периода остались уже только те части, которые дошли до наших дней. В 40-х годах XVII века. киевским митрополитом Петром Могилой в остатков старой церкви с востока был достроен алтарь, а с запада притвор, который позже перерабатывался. В 1644 интерьер церкви, ее построенную алтарную часть и старинный нартекс было расписано фресками, выполненными мастерами, приглашенными П. Могилой с Афона, о чем свидетельствует ктиторская надпись с определением даты. В 1813—1814 гг. Архитектором А. Меленским в притвор церкви была достроена колокольня.
обменник электронных валют
О фрески древнерусских времен в церкви Спаса на Берестове знали еще в XIX в. — Небольшой остаток фрески, современной построении церкви, было обнаружено при ее реставрации в середине века, но находился он не в ее интерьере, а на стене чердака, под новой крышей. О том, что в церкви сохранились значительные по площади участки первичных фресок, стало известно лишь в 1970 г., Когда реставраторы А. Марампольський и В. Бабюк при консервации росписей времен Петра Могилы обнаружили под ними слой более раннего живописи. В результате проведенных исследований выяснилось, что в нартексе под росписями XVII века. находится в 80 квадратных метров штукатурки с фресками. В том же 1970 году А. Марампольським и В. Бабюк с участием других реставраторов и искусствоведа Н. Слипченко было осуществлен демонтаж Тиньков участков с фресками XVII века., Расположенными между двумя окнами на западной стене нартекса (здесь располагалось шесть фигур пророков) с переносом снятых участков на новые основы. В результате было открыто многофигурная сцену, которая расположена во втором регистре первичных росписей церкви. Размеры этой композиции составляют по ширине 4,4 м, а по высоте около 3 м (точная высота не определяется в результате сплошной потери, проходит по всему нижнему краю композиции). Благодаря относительно удовлетворительной сохранности красочного слоя на всей площади композиции, несмотря густую насечку и многочисленные выпады штукатурки, местами довольно значительного размера, все элементы открытой сцены определились вполне вероятно. Сюжет ее сразу было атрибутовано как «Чудесный лов рыбы». Над верхним обрамлением этой композиции, которая находится на высоте 7,7 м от пола, было частично открыто следующий высший регистр росписи. В нем, очевидно, располагались три многофигурные сцены, или, возможно, в центре многофигурная сцена, а вокруг нее единоличные фигуры — на раскрытой участке видны две вертикальные полосы, разделяющие регистр на три части. В средней части этого регистра, ближе к северной оконечности находится фигура Христа. Фрагмент изображения Главы и плечо с благословляющей десницей видно в пределах отдельного зонда, расположенного выше на своде, а изображение ног видно внизу, в пределах большой раскрытой участки. Остальные части верхнего регистра остались нераскрытыми в силу того, что криволинейная поверхность свода, на которой располагается этот регистр, требовала соответствующей поверхности для монтирования и экспозиции снятых участков фрески 1644, а этот вопрос в то время (как и сегодня) решен не был. Открытие реставраторов в церкви Спаса на Берестове сразу привлекло внимание научной обществен
ности прежде всего как уникальная находка новой достопримечательности живописи рубежа XI-XII вв. Только что открытой фреске вскоре было посвящено несколько публикаций, в том числе авторов открытия. Среди работ, посвященных открытой фреске, следует выделить статью Г. Логвина с описанием и стилистическим анализом памятники, и на сегодняшний день является наиболее подробными. В этой статье излагаются также некоторые соображения и относительно возможного содержания и особенностей общей иконографической системы первичного фресковой ансамбля церкви Спаса. В частности отмечено, что христологический цикл занимал в росписях церкви видное место — это было обусловлено посвящением церкви Преображения Спаса6. Кроме того, иконографической особенностью этого фресковой ансамбля является отсутствие композиции «Страшный суд». Это очевидно, поскольку те места, где в храмах традиционно располагается сцена Страшного суда (западная стена нартекса и его своды), в церкви Спаса на Берестове заняты композициями христологического цикла). Эту особенность Г. Логвин связывает с определенной иконографической традиции. Аргументируя свою точку зрения, Г. Логвин указывает на собор Спасо-Мирожского монастыря в Пскове (Россия), середина XII в., Что, как и Берестовский церковь, посвященный Преображения Спаса. В росписях этого собора, как и в церкви Спаса на Берестове, сцена Страшного Суда отсутствует. Особенностью росписей Спасского собора Мирожского монастыря и то, что в его апсиде, на месте, где традиционно изображалась Богородица, расположен Деисус. Соответственно в этой иконографической системе, как отмечает Г. Логвин, тема посмертного воздаяния вытесняется темой спасения и заступничества. Отсутствие Страшного суда в ансамбле Берестовской фресок, по мнению Г. Логвина, дает основания считать, что подобная иконографическая система росписи могла существовать и в церкви Спаса на Берестове. Г. Логвин также предполагается, что росписями именно церкви Спаса на Берестове эта иконографическая традиция могла быть начата. Обращаясь к сохраненным частей фресок церкви Спаса на Берестове, Логвин прежде уточняет атрибуцию раскрытой композиции, определяет ее сюжет как «Явление Христа ученикам на Тивериадском море», а не «Чудесный лов рыбы», как считали при ее раскрытии. Основанием для такой атрибуции является изображение в этой фреске апостола Петра, плывущий в воде — по евангелием от Иоанна, после того, как апостолы, ловили рыбу в лодке, познали Христа, который стоял на берегу, Петр бросился в воду и поплыл к Учителя (Иоанн: 21 7-9).