Их объединяла судьба Украины (И Франко и Украинской Сечевые Стрельцы) часть 1

26.01.2017    /   

народ объединился «,» завершено дело Ивана Калиты «.» фразеологический это стихотворение напоминает многочисленные царские указы, лексику российского официоза »[9, 191]. По своему идейно-смысловой нагрузкой этот образец обличительно-сатирической лирики близок к монологу колонизатора Шевченковского «Кавказа». «Царские слова» Франко и «Кавказ» Т.Шевченко объединяет общая авторская идея — разоблачение подлинной сути великодержавной политики Российской империи, правдивое воспроизведение тех сверхчеловеческих методов, которыми воплощалась и насаждалась эта политика.
Чтобы заставить нас полюбит,
Мы всеславянское племя выпрямились
«Истинно-русскими» хоть силой сделает
Для этого нужно нам, чтобы славой окрылись
Славные и без того наши знамена,
Чтобы села и города пожарами курились
("Царские слова») [10]
Л.Марченко замечает, что Франко, используя прием саморазоблачения отрицательного персонажа, искусно разоблачает прикрыты лицемерными лозунгами, фальшивой риторикой, истинные планы России [11, 90].
И понесут мои войска ту любовь
миллионами штыков и сотнями пушек
К порабощенных «братушек и братов»,
Покажут им они, кто палач их, а кто брат,
Что такое «русский царь» и тоже «русский бог»,
Узнают русскую власть из-за тюремной решетки,
Узнают, что такое исправник, что острог,
Что православие и его святая сила
И что такое значит «Согнуть в барабане рог»
("Царские слова»).
О том, как украинской Галичины российские войска сгибали в «Баранов рог», остались многочисленные документальные исторические сведения. Генерал-губернатором Галичины был назначен графа А. Бобринский, который внедрял в жизнь идеи манифестов и заявлений российского царя: "Галиция и Лемковщина — искона Коренная часть единой великой Руси. Всё устройство должно быть основано на русских началах.
обменник электронных валют
Я буду вводит здесь русский язык, закон и устройство [12, 445]".
" Вместе с русским языком и российскими законами в Галичине вводилась российская система взяток, общественного бесправия и притеснений «инородцев». Уровень администрации по сравнению с австрийской сильно снизился: на начальников уездов назначались кандидаты даже без среднего образования. Украинцы вместе с немцами и евреями были признаны «неблагонадежными» элементами. Российские власти закрыли украинские общественные учреждения, школы и гимназии. Под запрет попадали издание украинских газет, а также продажа или заимствования из библиотек любых украинских изданий. Русификация имела дополняться обращением местного населения в православие. Во Львове был ограблен имущество Научного общества имени Т.Шевченко и других украинских организаций [13, 107-108]«.
Со вступлением русской армии -» освободительницы "во Львов, в городе начались сплошные аресты украинских деятелей. Высланы в Сибирь — В.Охримовичем, В.Шухевич, оказались в России как заложники С. Федака, К. Паньковский, вглубь России вывезено митрополита Шептицкого вместе с другими проводниками греко-католического духовенства. Начало этих антиукраинских имперских наступлений застал Франка в Криворивни на Гуцульщине. Как свидетельствует в воспоминаниях М.Заклинський, «Франко московская охранка, пожалуй, только поэтому не арестовала, что он был тяжело болен» [14].
Франко пришлось "пережить самые страшные часы своей жизни, когда, казалось, рушилось все, над чем он работал всю жизнь, на что надеялся, что творил. Пришлось воочию увидеть оккупации Львова, руины целого края, триумф темной силы. [15, 101]".
Однако, Франко не оставался равнодушным к тогдашним событиям, а в своих стихах выражал свое отношение к тем событиям. В уста Николая II он вкладывает слова, в которых — истинная суть российской политики, псевдодекларации, по которым скрывалась шовинистическая имперская идеология:
Чтобы Прикарпатская Русь ига уже не носила,
Я не отменю солдат миллионов,
Ни миллиард рублей. Хотя бы кровь украсила
И сотни миль ваших улиц, полей, отрядов
По седьмую должен быть. Россия должна стать
Одна, большая, рай чиновных и шпионов.
("Царские слова»).
Современные франкознавци ведут острые споры и дискуссии о художественной ценности поэтических произведений Франко последних лет жизни. Как замечает В.Корнийчук, Франко поэзия в годы войны «по своему сатирическим пафосом достигает Шевченко» Кавказа «, хотя, конечно, и не может сравниться с ним художественной силой и сноровкой» [16, 298]. Некоторые критики вообще избегал оценивать художественную ценность и особенности стихов 1914 — 1916 гг
. Так как «те стихи не определялись присущей для автора в прежние времена яркостью поэтических образов» [17, 13].
Я.Мельника уверяет, что именно неутешительные обстоятельства жизни И.Франко последних лет повлияли не только на эстетическую ценность его произведений, а и в значительной мере определили их содержание и стиль, а потому "роль галлюцинаторное элемента в структуре предсмертных стихов И. Франко очень весомой и значимой при анализе поэтических произведений 1914 — 1916 годов [18, 195]".
Стоит заметить, что поэтические произведения Франко 1914 — 1916 гг. ценные для современного читателя, прежде всего, как исторические документальные свидетельства событий в Галичине времен Первой мировой войны, чем как художественно-эстетические произведения. Однако они сочетали в себе и поэтический талант, и идейную остроту мироощущения Франка-гражданина.
«Царские слова» написаны любимой Франковой терцинах — трехкомпонентную строфой, в которой чередуются пяти- и шестистопный ямбови строки с классическим рифмованием (аба, БВБ, ВГВ и т.д.). Широко использует поэт такие художественные тропы, как иронию, сарказм. Например, «и понесут мои войска ту любовь миллионами штыков и сотнями пушек» или «узнают русскую власть из-за тюремной решетки». Авторское отношение политики царя усиливается с помощью перифразы: «мир раздавит железной пятой», «истинно русскими хоть силой сделает», «Согнуть в барабане рог». Реальное захватническое отношение русского царя к украинским галицких земель подчеркнуто поэтом постоянным цитированием языке оригинала строк из царского манифеста: «русский царь», «русский бог», «истинно русскими», «братушек и братов».
Также спектр приемов и средств изображения тогдашней исторической достаточно разнообразен и широк.
Франко видел приход царских войск в Галичину как своеобразную русскую инвазию. Именно такое название — «Инвазия» — имеет одно из стихотворений 1915 Даже в ней чувствуется негативное, критическое отношение поэта к царской завоевательной политики. Стихотворение написано в форме своеридногодиалогу между оккупантами — представителями российской царской армии и хозяевами украинских земель — местным галицким населением. Тон поэзии — обличительно-саркастический. Российские войска в 1914 «огнем и мечом» насаждали свою «общеславянское любовь», а потому ничего хорошего кроме насилия и разбоя не несли:
Несем вам, чего у нас так много —
Великих слов , войск, амуниции,
зовут всемирных и амбиций —
"И больше ничего?
" (" Инвазия «)
Кроме» войск «,» амуниции «и» слов «, российский царизм» помог «Украинская увидеть так называемые» русские просторы ":
" Да, да! Посетите Тотьму,
И Томск, и Омск, Иркутск, Якутск, Валдай
И роскошь острогов, тайги спасительную Потьму
"" Бог дай Бог дай!
(«Инвазия»)
"С самого начала оккупации Галичины начались трусы, аресты. Только через киевские тюрьмы перевезено вглубь России, в Сибирь, более 12000 человек, среди них много греко-католических священников. 19 сентября 1914 арестован митрополита Андрея Шептицкого и вывезены в монастырской тюрьмы в Суздале, где пробыл он к революции 1917 года. Вывезено ректора Львовской семинарии о. И. Боцяна и ряд