АЮКрымский и ориентализм

23.07.2016    /   

Павлычко разностороннее проанализировала творческое наследие А. Крымского в контексте его эпохи, на фоне развития мировой истории; очертила фигура ученого «на фоне эпохи, или, точнее, нескольких эпох с особым акцентом на трех аспектах — литературе, ориентализме, политике» [3].
На сегодня к появлению труда Павлычко в «кримськознавстви» мы имели лишь отдельные статьи и работы 70 — 80-х годов, которые были обозначены клеймом тоталитарного режима — у них многое замалчивалось или фальсификувалося. Однако, следует отдать должное исследователям А.Коваливському, И.Билодиду, О.Бабишкину, Ю.Кочубею, К.Гурницькому, Н.Кузнецова, П.Колеснику, потому что они были первыми. Среди работ выделим книгу К.Гурницького «Агафангел Крымский» (Москва, 1980), в которой в целом удачно проанализированы востоковедческие наследство ученого как историка очерчены его переводческую деятельность.
dsrtactical.com/perchatki
"Вторая волна возвращения к Крымского в 90-е годы связана с возрождением Украинской востоковедения, прежде всего с созданием Института востоковедения им. А. Крымского НАН Украины в 1991 г... Во главе с академиком Прицаком. Появились многочисленные статьи о А. Крымского-востоковеда, ему было посвящено первое число же. «Восточный мир» (1993), основанные ежегодные востоковедческой чтения А. Крымского, выданное его избранное переписки — непременного секретаря Всеукраинской академии наук (составители и авторы предисловия Л.Матвеев и Е.Циганкова), переиздана «История Турции» (1996). Планируется написание полной биографии А. Крымского, публикация ряда архивных материалов, переиздание «Истории Персии». Однако по разным объективным причинам целостная биография или целостная монография о А.Крымского — политика, одного из основателей украинской национальной идеи, востоковеда, писателя, одного из организаторов Всеукраинской академии наук — еще не создана [4]".
"Все предыдущие попытки изучать и комментировать наследство Крымского были по разным причинам неполными и неудачными. Те, кто анализировал его художественные произведения, никогда не рассматривали их в контексте его востоковедческой деятельности, и, наоборот: многие из тех, кто писали о Крымского как об ученом, едва догадывались о его литературной работе и ее роль в контексте украинской литературы. Кроме того, объективному изучению и первого, и второго препятствовала политическая цензура [С, 12]«.
Решение А. Крымского посвятить себя ориенталистике возникло, видимо, под влиянием семейных традиций.» Я принадлежу к семье, вышедшей с тюркско-татарского племени, — писал ученый редактору бахчисарайской газеты «Терджиман» И.Гаспринському. — Мой далекий предок был муллой и приходился родственником крымскому хану [5, 56]".Бесспорно, голос родственных генов сыграл доминирующую роль в выборе профессии. Но была еще одна не менее веская причина. Изучая историю России, мыслящий юноша встречал сплошные фальсификации украинского прошлого шовинизма историками. Уже в коллегии П.Ґалаґана будущий ориенталист, преимущественно под влиянием П.Житецкого, узнал, что почти все украинские исторические источники великодержавные политики уничтожали, обезличивали, «таща» потомков героических русичей-казаков во мрак сплошной беспамятства. Перед воспитанником коллегии встал проблемный вопрос: где искать страницы утраченной истории? И ответ был однозначным — в восточных архивах и трудах тех путешественников-паломников, которые хорошо знали нашу Русь. Именно его учитель «русской» языка П. Житецкий привил А.Крымскому любовь к истории украинского народа, к украинскому языку, которая на всю жизнь стала его любимой «мамочкой». Через ту любовь и студии произведений М. Драгоманова, а также через украинские львовские периодические издания Крымский, который — как сам утверждал — не имел ни капли украинской крови, определился в своей национальной идентичности, стал сознательным украинском, готовым посвятить свою жизнь украинскому делу.
В 1889, с целью поиска правды о происхождении истории и героического прошлого украинского народа, он поступает в Московский Лазаревского института восточных языков, уже в совершенстве владея польским, немецким, французским, английским, греческим, древнееврейским, турецком языках и санскрите . Проучившись там всего год, А. Крымский еще глубже понял политические интриги России относительно Украины, ее колонизаторскую суть. В дневнике студента-первокурсника по 1 апреля 1890 читаем: "Сегодня Пасха. Сегодня именины отца, Маши, симы! А я в Москве
! В этом году я не говел в Пост, не ходил ни разу в церковь — даже в Страстную неделю, не был на заутрени Светлого праздника, не целовал Плащаницы! Тем не менее сегодня мне чего-то вроде не становится, праздник же слышится. Как вспомню, что мне надо провести в Кацапия еще два таких Пасхе, сумм окутывает! Как бы я бросил эту Москву и Лазаревский и поселился в Киеве! Жду, а не дождусь, когда это и я буду в центре Украины, в общине украинофилов. Часто, очень часто мечта пролина у меня о том жизни, которое могло бы быть, если бы я был в Киеве, но что же делать? Может быть: и мой прибыль в Москве имеет то преимущество, что развивает сильнее струну украинском, нарушает саму глубину чувства. Не предам я тебя, Украина, твой навеки! Как я и теперь жажду сблизиться с народом моим, посвятить всю свою жизнь ему »[6].
После окончания Института восточных языков А. Крымский в 1892 г. Поступает на историко-филологический факультет Московского университета. Его учителями были известные тогда ученые В.Миллер, Р.Брандт, П.Фортунатов, П.Виноградов, Б.Герье, В. Ключевский и другие. В университете А. Крымский составляет магистерские экзамены по арабской и славянской филологии, после чего в 1896 едет в двухлетнее научную командировку в Сирию и Ливан, где совершенствует знание арабского и других семитских языков, изучает письменные источники со сведениями об Украине еще с дохристианской эпохи, исследует творчество Руданского, переписывается с И. Франко, М. Павликом, записывает сказочные сюжеты ряда восточных народов и тому подобное.
Вернувшись из командировки, А. Крымский занимает кафедры арабской филологии и тюркских языков в Лазаревском институте. За время работы в нем ученый написал и издал целый ряд академических учебников по филологии и истории народов Ближнего Востока. Среди них — работы о Коране, о мусульманстве, курсы истории и литературы трех главных ближневосточных народов -арабив, персов и тюрков. Первые публикации его на темы восточной литературы, написанные на украинском языке, а также первые переводы с персидского, турецкого и арабского языков появились в 1890 в галицких изданиях «Правда», «народ» и «Звонок». В последующие годы вышли первые публикации на русском языке, на котором Крымский основном и писал свои научные произведения. К украинскому языку как языку написания работ в области востоковедения он вернулся после 1918, хотя и тогда писал труды на русском языке на замовленняпозаукраинських научных учреждений [3, 158].
Именно с этого времени он становится настоящим основателем Украинской востоковедения. Одновременно А. Крымский стал наиболее ярким представителем новой школы русского востоковедения на рубеже двух столетий.
Тот факт, что ученый из Украины, раздражал многих преподавателей Лазаревского института и полицию. "Политические неприятности, — читаем в неопубликованной автобиографии ученого за 1938 я имел том, что мои ориентальные кафедры еще третьего дня темами не имели частых возможностей вступать в коллизию с царской